Тайны Ватикана: взгляд за красную завесу

тайны ВатиканаДолжностные лица Ватикана имеют полномочия хранить самые сокровенные тайны Римской католической Церкви даже в случае смерти Папы, тем еще более подогревая интерес к сокрытому от простого взора. Поэтому пытливые умы стремятся хотя бы немного приоткрыть завесу на тайны Ватикана.

Базилика Св. Петра

Из всех неприятных вопросов, возникших вокруг печально известной и до сих пор еще не оконченной истории о сексуальных скандалах в Римской католической Церкви, вероятно, самыми важными и требующими ответа являются вопросы, адресованные Папе. В такой централизованной и авторитарной институции, возглавляемой единственным человеком – Папой – ключевой вопрос может звучать следующим образом: «что ему известно и когда ему стало известно?», в противном случае достичь понимания того, что происходит, практически невозможно.

Римская католическая Церковь имеет давнюю традицию осуществления надзора за своими служителями, хотя, оказывается, что он осуществляется довольно скверно. С тех пор, как Римская империя узаконила христианство, иерархи отстаивали эту привилегию с особым усердием. В эпоху Средневековья духовные лица подлежали церковному суду и, будучи признаны виновными, направлялись в церковные тюрьмы, которыми заправляла Святая Инквизиция.

Именно отсюда происходит фраза «ради блага духовенства» - не ради блага других узников, но в наказание всякому священнику или монаху, задержанному судебным исполнителем. Если человек мог доказать свою образованность – прочитав несколько стихов на латыни из приходской Библии, его считали клириком и отдавали в руки епархиального епископа. И только в случае вопиющей ереси, которая одновременно трактовалась как государственная измена, священнослужителя отдавали в руки светского правосудия, чтобы сжечь на костре, ибо Церковь не хотела пятнать себя смертным приговором.

Таким образом, Церковь установила очень тщательно разработанную судебную систему, которая стала основой для Инквизиции во всех ее проявлениях.

Учреждена была также и церковная пенитерциарная система – монастыри и женские обители «сурового послушания», предназначенные не только для крайне преданных аскетов, привыкших носить власяницу и спать на голых досках, но и для приговоренных священников, монахов, монахинь и для простого люда, где за провинившимися осуществляли строгий надзор и наказывали, скрыв эти наказания от глаз верных христиан и правительства, исходя из соображений «блага для заблудших душ».

Секретные архивы Ватикана

Как бы то ни было, а записи о выходках клириков всегда хранились в секретных архивах епархии, и это даже сегодня, в наше время, регулируется церковным законом. Есть подобные Секретные Архивы и в Ватикане (да, именно так они и называются), и они столь же обширны, сколь и стары. Возглавляет их, как и Библиотеку Ватикана, еще одно хранилище тайн, о котором нынче так много говорят, кардинал. Архивы частично рассекречены, но допускаются для работы в них только одобренные Папой ученые, причем, прежде всего они, подавая прошение о допуске для работы в архивах, обязаны изложить цель своей работы и получить письменное разрешение Понтифика.

Это, пожалуй, самое таинственное место в папском городе, здесь, почти на пятидесяти километрах полок, собраны записи о скандалах, секретах и откровениях, которые могут шокировать и даже взорвать мировую общественность. Они сложены в ящики и папки – весьма небрежно, однако такая небрежность объясняется столетиями молчания и осторожности.

Секретный архив настолько обширен, неорганизован и непостижим, что вряд ли найдется человек, знающий его досконально. Некоторые эксперты уверяют, что он насчитывает «каких-нибудь» 40 километров полок, однако представители Ватикана недавно признались, что общая длина их составляет 85 километров.

Говорят об имеющихся 135 фондах или отдельных архивах. В них содержатся записи не только папских декретов, деловая переписка и вся канцелярия, но и масса других материалов, в частности, реестры выдающихся папских фамилий, запрещенных религиозных орденов и монастырей, а также документация нунциариев и церковных посольств. Большинство из этих бумаг никогда не подвергались изучению, они даже не каталогизированы и не рассортированы.

Архивариусы прошедших веков неоднократно предпринимали попытки классифицировать всю имеющуюся документацию, составить каталоги, однако эта работа осталась незавершенной. Архивные фонды несколько раз перемещались, часть их была захвачена как трофей. Большая часть документов эпохи Средневековья, которые сохранились после вавилонского плена, были утрачены во время захвата Рима в шестнадцатом столетии; Наполеон пытался вывезти их Париж уже в восемнадцатом веке, множество бесценных томов были переработаны и превратились в оберточную бумагу в мясных лавках Франции; значительная часть попала в руки правительства Италии.

Более того, документы являются собственностью епископатов, издавших их. Например, с записями, оставленными Инквизицией, можно ознакомиться только с особого разрешения организации, являющейся ее преемницей, а именно, Священной Конгрегации по делам Веры, а также самих хранителей архивов.

Доступ к архивным документам строго контролируется, период «недопуска к документам», говоря современным языком, «период эмбарго» остается достаточно долгим, даже по институциональным стандартам: все записи, вышедшие после периода Наполеона, еще в 1960-х годах считались «слишком свежими».

Достаточно ли секретными являются Секретные Архивы?

Представители итальянской антиклерикальной партии были весьма разочарованы, когда им не удалось обнаружить в Секретных Архивах репозитарий, в котором хранились бы свидетельства узурпаций, преступлений и сексуальных извращений, которыми грешили священнослужители. Открытым остается вопрос о наличии внутренней цензуры над фондами, хранящимися в Секретных Архивах.

  • Какие действия должен предпринять переписчик, хранитель или префект, если в процессе работы он сталкивается с документами, противоречивыми с моральной и богословской точек зрения?
  • Содержатся ли в отдельных архивах материалы, о которых так много говорят, но достоверные сведения отсутствуют, материалы действительно полностью засекреченные. Иначе говоря, имеются ли в Секретных Архивах так называемые «закрытые» фонды, существование которых категорически отвергает руководство?

Вот такие вопросы тревожат человека, получившего доступ к Секретным Архивам Ватикана. Похоже, надеяться на получение на них исчерпывающих ответов безнадежно. Не исключено, что возрастающий интерес к этим «закрытым» фондам может спровоцировать их уничтожение.

Сотрудники архивов обладают очень тонким чутьем по отношению к прошлому, благоговеют перед ученостью, многим обязаны собственным знаниям. Однако документы такого рода могут просто ускользнуть от их внимания и находиться в фондах, где хранятся разрозненные, плохо систематизированные бумаги. В таком случае их отнесут к закрытому фонду в силу хронологических ограничений либо редкой обращаемости.

Именно так получилось с персональной перепиской Папы Борджиа и группой особо преданных Папе женщин, такая же участь постигла документы, содержащие оригинальный отчет о процессе над Джордано Бруно, так могло случиться еще с массой документов, о существовании которых мы даже не догадываемся. И кто знает, какие еще сведения могут открыться в будущем.

Одно можно сказать точно: в Ватикане именно в Секретных Архивах находится репозитарий всех отчетов обо всех грязных делишках духовенства, но можно ли считать сотрудников архива соучастниками этих преступлений? Курия ревностно защищает содержимое архивов – несколько лет назад брату Филипо Тамбурини, чья кандидатура была одобрена лично Папой, человеку, проработавшему в архивах полтора десятка лет, вдруг запретили писать книгу под названием «Святые и грешники», посвященную заблудшим и преступившим закон священнослужителям, жившим четыре-пять столетий назад.

Воистину, Рим хранит свои секреты с особой тщательностью.

Читать дальше Рим

 
Самое обсуждаемое
Почти всегда, когда говорят о цунами, подразумевают морские (чаще всего - океанские) цунами,
Слово полтергейст пришло к нам из немецкого языка, в переводе оно означает «шумный дух». Случаи
Всем или почти всем из нас хочется знать, что же будет там, за гранью, ждёт ли там ещё какая-то,