Фредерика Мандельбаум: «крёстная мать» Нью-Йорка

Фредерика МандельбаумПосле культовой экранизации Фрэнсисом Фордом Копполой романа Марио Пьюзо «Крёстный отец» соответствующее обозначение для лидеров организованной преступности стало широко распространённым. Свои «крёстные отцы» появились в самых разных странах и городах мира, от Индии до Мексики. Однако были в мировой истории преступности и такие личности, которых смело можно было бы назвать «крёстными матерями», потому как они хоть и были женщинами, но пользовались большим влиянием в криминальных кругах. Одной из таких «крёстных матерей» в позапрошлом столетии была Фредерика Мандельбаум.

В сорок лет жизнь только начинается…

В середине XIX века криминальной столицей США был Нью-Йорк и сделать в нём карьеру женщине без денег и высокого социального статуса можно было лишь двумя способами - проституцией и преступлениями. Фредерика Мандельбаум первоначально сделала выбор в пользу более безобидного способа зарабатывать денег и в течение примерно двадцати лет была проституткой. Причём, по обыкновению тех лет, подобное занятие не мешало ей иметь нормальную семью из мужа и троих детей. Но к сорока годам Мандельбаум, и в молодости не отличавшаяся красотой, сильно прибавила в весе, так что потеряла даже свою не слишком прихотливую клиентуру. В общем, даме сорок четыре года, никаких источников дохода у неё нет, а нужно жить самой и прокормить семью.

Фредерика Мандельбаум может быть классическим, пусть и весьма неоднозначным, примером того, что в сорок с лишним лет, если подойти к делу с умом, жизнь только начинается. Вот и Мамаша, как звали Мандельбаум в Нью-Йорке, не растерялась. Она открыла в своём доме хранилище для ворованных вещей. Это оказалось выгодным бизнесом: так как зачастую уличные преступники просто не знали, что делать с награбленным добром. На экономической терминологии, Фредерика Мандельбаум стала посредником между продавцами (ворами и грабителями) и покупателями. Очень быстро Мамаша стала сама покупать награбленное у преступников и, более того, открыла своеобразную «кассу взаимопомощи», финансируя преступления и забирая определённую часть прибыли от них. В 1860-е годы дома Фредерики Мандельбаум стал настоящим центром преступной жизни Нью-Йорка, чему способствовало также и гостеприимность его хозяйки: Мамаша часто устраивала настоящие светские приёмы, где помимо наиболее известных представителей криминального мира появлялись и влиятельные люди города.

Дон Корлеоне наверняка бы нашёл с Мамашей общий язык

Любопытно, что судьба свела Фредерику Мандельбаум с другим легендарным преступником XIX века, Адамом Уортом, послужившим прототипом для зловещего профессора Мориарти из рассказов Артура Конана Дойла о Шерлоке Холмсе. Впрочем, тогда ещё Уорт не был «Наполеоном преступного мира», а в середине 1860-х годов только перебрался в Нью-Йорк и начинал свою криминальную карьеру почти с самых низов. В 1866 году Уорт уже сколотил свою грабительскую шайку, однако понимал, что без покровительства кого-либо из преступных авторитетов пробиться наверх ему вряд ли удастся. Ему удалось попасть на один из «светских приёмов» Мамаши Мандельбаум, где он сумел произвести на неё хорошее впечатление. Уорт стал работать на неё и благодаря её финансовой и юридической поддержке сумел провернуть несколько успешных преступлений, заработал хорошие деньги и стал на ноги для самостоятельной деятельности.

Кстати, юридическая составляющая была важным аспектом процветания Фредерики Мандельбаум и в этом плане она на несколько десятилетий предвосхитила тактику дона Корлеоне из «Крёстного отца», который также уделял большое внимание судебной системе. В XIX веке преступники не имели почти никаких связей с профессиональными юридическими конторами, из-за чего после арестов обычно получали максимальные наказания. Мандельбаум одной из первых поняла важность надёжности юридических тылов и наладила сотрудничество с одной из лучших юридических контор Нью-Йорка. В начале каждого года она авансом выплачивала ей солидную по тем временам сумму в пять тысяч долларов, а юристы заранее предпринимали все необходимые действия по защите её интересов.

В итоге к 1884 году, после 22-хлетней криминальной карьеры, Мамаша Мандельбаум заработала на перепродаже краденного, на финансировании преступных операций и на обучении будущих преступников (на одном из этажей её дома существовала настоящая школа преступников (карманников, взломщиков, грабителей сейфов), которые в дальнейшем отчисляли ей процент с добычи) как минимум 10 миллионов долларов, огромные по тем временам деньги. Но в 1880-е годы власти Нью-Йорка наконец-то решили взяться за криминал всерьёз, были приняты законы, против которых не помогли и юридические хитрости адвокатов Мамаши. В итоге Фредерика Мандельбаум вынуждена была бежать в Канаду, где и умерла через несколько лет. Однако заработанные ей деньги она сумела легализовать и перевести на имя дочери, а сама доживала канадские годы на солидные дивиденды.

Александр Бабицкий


 
Самое обсуждаемое
Слово полтергейст пришло к нам из немецкого языка, в переводе оно означает «шумный дух». Случаи
Почти всегда, когда говорят о цунами, подразумевают морские (чаще всего - океанские) цунами,
Всем или почти всем из нас хочется знать, что же будет там, за гранью, ждёт ли там ещё какая-то,